логотип Консультант Плюс Самара лого
(846) 22-33-000
Компания "КонсалтикаПлюс" » Вопрос эксперту » Часто задаваемые вопросы » Предусмотрена ли какая-либо ответственность в РФ за навязывание заключить договор именно с конкретным исполнителем?

Предусмотрена ли какая-либо ответственность в РФ за навязывание заключить договор именно с конкретным исполнителем?

Ответ:

Действующее антимонопольное законодательство не разъясняет содержание термина «навязывание». Не содержит его и ГК РФ. В русском языке «навязать» означает принудить, заставить принять, купить что-нибудь.

Ответственность за навязывание именно заключить договор с конкретным исполнителем в действующим законодательстве отсутствует.

Принцип свободы договора ст. 421 ГК РФ устанавливает, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

На основании указанного принципа контрагенту как раз нельзя навязать заключение договора, так как он свободен в выборе лица, с которым желает заключить договор (см. Статья: Свобода договора (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) {КонсультантПлюс})

Однако, существует ответственность за навязывание услуг потребителю (см. ниже).

Кроме того, антимонопольное законодательство содержит запрет на навязывание условий договора, который реализуется при определенных обстоятельствах (об этом также см. ниже).

 

            Обоснование:

 

Рассмотрим понятие - навязывание услуг.

Российское законодательство не содержит определения такого понятия, как навязывание услуг. Однако содержание ч. 2 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) позволяет сделать вывод, что навязывание услуг - это обусловленность приобретения одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Навязывание услуг запрещено законом.

Законодательный запрет на навязывание услуг выражается также в запрещении:

- обусловливать удовлетворение требований потребителей, предъявляемых в течение гарантийного срока, условиями, не связанными с недостатками товаров/работ/услуг (абз. 2 ч. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей);

- выполнять дополнительные платные услуги без письменного согласия потребителя (ч. 3 ст. 16 Закона о защите прав потребителей).

Но не каждая дополнительная услуга является навязанной. Если она является добровольной и не нарушает предоставленных потребителю законом прав, то основания для оспаривания ее в суде отсутствуют.

Законодатель не указал признаки, по которым оказываемая потребителю услуга может быть признана навязанной. Понять это можно на примере банковских кредитов, оформляемых при условии страхования клиентами жизни и здоровья. В ч. 2 ст. 935 ГК РФ указано, что обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. Такое условие предоставления кредита может быть оговорено только в договоре, т.е. согласовано сторонами (ст. 421 ГК РФ).

Не является нарушением возложение на потребителя обязанности по страхованию при наличии альтернативных условий получения кредита, например, в виде повышенного процента. В данном случае страхование выступает в качестве способа обеспечения исполнения клиентом банка его обязательств по погашению кредита, право на который предоставлено банку ч. 1 ст. 329 ГК РФ.

Навязывание услуг является нарушением права потребителя на свободный выбор товаров (работ, услуг), закрепленного в том числе ч. 1 ст. 421 ГК РФ, и влечет возмещение убытков, причиненных потребителю, в полном объеме (ч. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей).

Если в рамках исполнения основного обязательства продавец (исполнитель) оказал дополнительные платные услуги, не заручившись письменным согласием на то потребителя, последний вправе потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы (ч. 3 ст. 16 Закона о защите прав потребителей).

Условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей, являются ничтожными (п. 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Помимо этого, суд может возложить на продавца обязанность компенсировать потребителю моральный вред (ст. 15 Закона о защите прав потребителей) и выплатить ему, наряду с основной суммой, штраф в размере 50% от этой суммы (ч. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей).

Поскольку навязывание услуг подразумевает включение в договор, заключаемый между продавцом и потребителем, условий, ущемляющих права потребителя (в т.ч. на свободный выбор товаров), установленные законодательством о защите прав потребителей, соответствующие действия продавца влекут административную ответственность в виде наложения административного штрафа на должностных лиц - от одной до двух тысяч рублей, на юридических лиц - от десяти до двадцати тысяч рублей (ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ).

Продавец (исполнитель) вправе предложить потребителю дополнительные услуги при условии, что потребитель:

- письменно подтвердил свое согласие;

- не ограничивается в правах, предоставленных ему законодательством о защите прав потребителей.

За несоблюдение указанного правила продавец (исполнитель) может быть привлечен к ответственности.

Кроме того, антимонопольное законодательство содержит запрет на навязывание условий договора, который реализуется при определенных обстоятельствах. 

Согласно ст. 10, Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 27.12.2019) "О защите конкуренции" {КонсультантПлюс} запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе следующие действия (бездействие):

3) Навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования);

ст. 11, Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 27.12.2019) "О защите конкуренции" {КонсультантПлюс} признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, или между хозяйствующими субъектами, осуществляющими приобретение товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к:

5) отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Поэтому под навязыванием контрагенту условий договора с точки зрения антимонопольного законодательства следует понимать принуждение контрагента к заключению договора на условиях, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора. В качестве таковых в Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 27.12.2019) "О защите конкуренции" {КонсультантПлюс} фигурируют требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования. 

Заключение договора — процесс стадийный, а потому навязывание условий договора также должно иметь объективную форму выражения.

Оферта является лишь предложением заключить договор, и сам факт направления оферты не свидетельствует о навязывании потребителю конкретных условий договора. Одно лишь получение контрагентом от доминанта оферты, содержащей невыгодные для первого условия договора или условия, не относящиеся к предмету договора, не может свидетельствовать о свершившемся факте навязывания условий договора. Слова «предложение» и «навязывание» несут различную смысловую нагрузку, поэтому навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него, будет заключаться в таком поведении доминирующего хозяйствующего субъекта, при котором ущемляются права контрагента либо он вынужден вступать в правоотношения на невыгодных для себя условиях.