логотип Консультант Плюс Самара лого
(846) 22-33-000
Компания "Консультант Самара" » Вопрос эксперту » Часто задаваемые вопросы » Человек устраивался на работу по графику сутки через трое, на самом деле работал сутки через двое. В табеле было отражено сутки через двое. Во время рабочего процесса получил заболевание. Можно ли обратиться в суд за компенсацией...

Человек устраивался на работу по графику сутки через трое, на самом деле работал сутки через двое. В табеле было отражено сутки через двое. Во время рабочего процесса получил заболевание. Можно ли обратиться в суд за компенсацией...

Вопрос:

Человек устраивался на работу по графику сутки через трое (по трудовому договору), на самом деле работал сутки через двое. В табеле было отражено  сутки через  двое. Во время рабочего процесса получил заболевание. Можно ли обратиться в суд за компенсацией морального ущерба, так как работа привела к заболеванию?

 

Ответ:

Под моральным вредом понимаются нравственные (возникшие в связи с потерей работы и невозможностью найти другую, невозможностью трудоустроиться, получить статус безработного в связи с задержкой выдачи трудовой книжки, задержкой выдачи заработной платы, поставившей семью в сложное материальное положение, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство работника) или физические страдания (травма, профессиональное заболевание, заболевание, возникшее в связи с потерей работы, утратой родственников, обострение болезни) работника. Факт причинения морального вреда работник должен доказать.

Факт причинения морального вреда работник должен доказать.

Компенсация определяется судом в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда учитываются требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей работника и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Ни максимальные, ни минимальные размеры компенсации морального вреда, ни критерии определения ее размера ТК РФ не установлены.

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья.

На основании ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Таким образом, общие гарантии возмещения вреда (утраченного заработка) пострадавшему в результате профессионального заболевания установлены в Гражданском кодексе Российской Федерации, который содержит нормы, регулирующие данные отношения.

Статьи 1072, 1084 и 1085 ГК РФ указывают на то, что вред (утраченный заработок) подлежит возмещению в полном объеме, а не в какой-либо части. Вместе с тем, с учетом повышенной социальной значимости жизни и здоровья граждан специальным федеральным законодательством предусмотрен механизм обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, имеющего своей целью установления дополнительных социальных и правовых гарантий для лиц, пострадавших в результате несчастных случаев при исполнении трудовых обязанностей.

В п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ прямо установлено, что указанный Федеральный закон не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда, осуществляемого в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемое в соответствии с этим Федеральным законом. Данный Федеральный закон устанавливает обязательный уровень возмещения вреда, но не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда в размерах, превышающих обеспечение по страхованию. В связи с этим застрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещения вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию на основании общих норм гражданского законодательства.

В соответствии с п. 1 ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

На требования о компенсации морального вреда распространяются сроки обращения в суд, установленные ст. 392 ТК РФ для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10). Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки (ст. 392 ТК РФ).

Имеется интересная судебная практика по данной теме:

Верховный суд РФ в своем определении от 20 декабря 2016 года № 67-КГ 16-22 (во вложении к консультации) принял решение о компенсации морального вреда за профессиональное заболевание, полученное сотрудником «вредного» производства.

Рассмотрев материалы разбирательства в судах всех инстанций Верховный суд РФ в определении от 20 декабря 2016 года № 67-КГ 16-22 учел следующие обстоятельства.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, принял во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы. Суд пришел к выводу, что между имеющимся у истца профессиональным заболеванием и негативным воздействием на его организм вредных производственных факторов во время работы у ответчика имеется причинно-следственная связь; поскольку ответчик не создал истцу безопасных условий труда, тем самым причинив ему моральный вред в результате профессионального заболевания.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное решение суда оставлено без изменения. В кассационной жалобе ответчика ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ для отмены судебных постановлений, как незаконных, в части удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда и принятия по делу в этой части нового решения об отказе в удовлетворении требований.

Верховный суд РФ снизил размер компенсации морального вреда за вред здоровью причиненный работнику условиями труда.

По мнению Верховного суда РФ размер компенсации морального вреда определяется судом вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Суд учел пункт 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», где со ссылкой на статью 237 Трудового кодекса РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Из содержания данных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом по 7 указанным выше критериям вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника. Частью 1 статьи 21 Федерального закона от 20 июня 1996 г. № 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» определено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, соглашениями, коллективными договорами за счёт средств этих организаций. В соответствии с частью 1 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации соглашение — правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения и устанавливающий общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений, заключаемый между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уровнях социального партнёрства в пределах их компетенции. Отраслевое (межотраслевое) соглашение устанавливает общие условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам отрасли (отраслей). Отраслевое (межотраслевое) соглашение может заключаться на федеральном, межрегиональном, региональном, территориальном уровнях социального партнёрства (часть 8 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 46 Трудового кодекса Российской Федерации в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон, в том числе по вопросам гарантий, компенсаций и льгот работникам. Пунктом 1.1 Федерального отраслевого соглашения предусмотрено, что оно является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения и устанавливающим общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений в организациях угольной промышленности, а также в иных организациях независимо от их организационно-правовых форм и видов собственности, осуществляющих деятельность в угольной промышленности и подписавших или присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения. Отраслевое соглашение распространяется на работодателей, заключивших отраслевое соглашение, работодателей, присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения, всех работников, состоящих в 8 трудовых отношениях с названными работодателями (п. 1.4 Федерального отраслевого соглашения). Факт присоединения предприятия ответчика к Федеральному отраслевому соглашению на 2010 — 2012 годы сторонами не оспаривался. Пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения определено, что в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счёт возмещения морального вреда работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчёта не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговорённом в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом профсоюза. В пункте 9.11 коллективного договора, заключённого между АО «Сибирский Антрацит» и работниками организации-ответчика на 2008 — 2010 годы, срок действия которого был продлён до 20 августа 2014 г. (соглашение о продлении коллективного договора от 19 августа 2011 г.), указано, что в случае утраты работником, занятым в организации по добыче и переработке угля, профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания организация выплачивает единовременное пособие из расчёта 20% среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности за вычетом суммы единовременного пособия, выплаченного в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, в счёт уплаты страховых взносов страховщику. Из приведённых положений закона, Федерального отраслевого соглашения и коллективного договора, подлежащих применению к спорным отношениям сторон, следует, что в отраслевых соглашениях и коллективных договорах могут устанавливаться условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам конкретной отрасли, в настоящем случае — угольной промышленности, подлежащие применению работодателями при возникновении обстоятельств, оговорённых в отраслевом соглашении и коллективном договоре. В данном случае в Федеральном отраслевом соглашении и коллективном договоре, заключённом между работниками и организацией, определён порядок выплаты работникам 9 компенсации морального вреда в связи с выявлением у них профессионального заболевания в бесспорном порядке в предусмотренном размере. Право работников на выплату единовременного пособия именно в качестве компенсации морального вреда, причинённого вследствие утраты работником профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием, предусмотрено пунктом 9.11 коллективного договора и пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения, что не противоречит закону. Следовательно, с учётом положений пункта 9.11 коллективного договора, вытекающего из положений пункта 5.4 Федерального отраслевого соглашения, предусматривающих аналогичный порядок и основания выплаты работникам единовременной компенсации в счёт возмещения морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, у судебных инстанций не было оснований не признавать произведённую пострадавшему работнику единовременную выплату компенсацией морального вреда, причинённого профессиональным заболеванием на производстве.

Как было установлено судом первой инстанции, приказом организации от 2 ноября 2010 г. № 1326 работнику. на основании пункта 9.11 коллективного договора и пункта 5.4 Федерального отраслевого соглашения в бесспорном порядке было выплачено единовременное пособие в счёт компенсации морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания в размере 57 554,64 руб. Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций положения абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» применены без учёта положений части 1 статьи 21 Федерального закона от 20 июня 1996 г. № 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности», части 1 статьи 8, частей 1 и 8 статьи 45, статьи 46 Трудового кодекса Российской Федерации, а также дано неправильное толкование нормам Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы и коллективного договора, заключённого между организацией и ее сотрудниками на 2008-2010 годы, подлежащим применению к спорным отношениям. При определении размера компенсации морального вреда суд учёл степень вины ответчика, долю воздействия вредных производственных 10 факторов на предприятии ответчика в общем стаже работы истца в неблагоприятных условиях, степень физических и нравственных страданий истца и, указав на принцип разумности и справедливости, определил размер компенсации в 340 000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Российской Федерации полагает, что высказанное судами усмотрение в части определения размера компенсации морального вреда истцу по доводам кассационной жалобы не может быть пересмотрено со ссылкой на завышенность данного размера.

Аннотация. Таким образом, в данном случае график по которому работал сотрудник фактически при обращении в суд за компенсацией морального ущерба никакой роли играть не будет. В суд в любом случае возможно обратиться в указанной ситуации. При составлении искового заявления возможно использовать следующую форму: Форма: Исковое заявление потерпевшего в суд общей юрисдикции о компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2019) {КонсультантПлюс}.